Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Земессарг, застреливший мальчика: "А зачем было кидаться снежками?"
 
Екатерина ЛЕОНЕНКО, Час
2 февраля 2005 11:17


На скамье подсудимых - 66-летний бывший земессарг, ветеран Народного фронта Модрис Цесниекс. В канун Рождества 2003 года он застрелил 17-летнего пацана. Обвиняемый вины своей не признает: он, конечно, стрелял - мальчишки ведь совсем распоясались. Но целил над головами: Однако вышла промашка - пуля попала в голову.
Итак, вечер 22 декабря в Яунмарупе. Пенсионер Цесниекс находился в своей квартире. Как обычно, один - жены и детей нету: Вдруг он услышал, как в его окно попал снежок. Он не отреагировал, однако когда в окно ударил еще один снежок, достал из ящика письменного стола пистолет, из соседнего - патроны, зарядил и вышел на балкон. Неподалеку он увидел двоих мальчишек. Зная, что первый выстрел должен производиться в воздух, пенсионер решает стрелять поверх голов, чтобы "отомстить и проучить". Однако, сам не ожидая того, он попадает в голову 17-летнему мальчику, который позже от полученного ранения умирает в реанимации.

Цесниекс после пальбы закрывает квартиру и уезжает в Ригу. Здесь он по телевизору в магазине узнает, что имя убийцы известно и его уже ищут. Тогда он идет в полицию и сдается.

Война одинокого пенсионера

И вот - суд. Еще до начала заседания у Цесниекса возникло множество просьб и претензий: судить его на скамье подсудимых без решеток, запретить снимать "пропагандирующему насилие каналу" LNT, провести дополнительную судебно-психиатрическую экспертизу (первая признала его полностью вменяемым), посетить свою квартиру - "может, там чего-то не хватает" - и вернуть изъятые деньги: 2000 латов для оплаты труда адвоката и еще 1200 - для потерпевшей, матери погибшего мальчика, чтобы та "получила то, что ей полагается", а также присоединить к делу характеризующие личность документы: мандат Народного фронта, автобиографию, характеристики, свидетельство об окончании компьютерных курсов и том, что он "ведущий специалист по экономике и финансам". Он также представил бумаги, подтверждающие, что его покусали собаки, что у него украли велосипед, что раньше в коммунальной квартире он ссорился с соседями и пр. Документы были присоединены, остальные же просьбы суд отклонил.

Виновным подсудимый себя не считает, хотя и не отрицает, что стрелял в мальчиков. Обо всем произошедшем говорит спокойно, несколько раз повторяя, что виновато окружение, и не раз вступая в пререкания с судьей и участниками процесса. По его словам, взять оружие в руки он решил, чтобы пацаны не разбили окно, что уже произошло однажды: "Сколько можно? Это уже не шутки!" Кроме того, дети должны "соблюдать дистанцию".

На вопрос, почему стрелял поверх голов, а не в воздух, обвиняемый ответил так:

- А воздух - это территория от зенита до горизонта. Так что я и стрелял в воздух. Да и хотел их хорошенечко припугнуть, чтобы они не ходили и не провоцировали меня каждый день. Если бы стрельнул перпендикулярно вверх, то началась бы война между нами.

Хорошо. Почему он тогда не стрелял по ногам? На это Цесниекс возразил:

- Стрелять в человека - это дико.

После выстрела Цесниекс, по его словам, увидел, что один из его "обидчиков" упал. Он схватил фонарик и выбежал во двор: парень лежал в снегу и не шевелился, люди вокруг стали звать полицию. Поняв, "что ничем не может помочь и не веря своим глазам", Цесниекс вернулся в квартиру, выключил все приборы и уехал в Ригу. Следующий день он провел "в поисках адвоката и в полном шоке", потом же решил сдаться полиции.

Дикий Запад в Яунмарупе

В своей речи Цесниекс, порою противореча сам себе, старался перечислить все возможные обстоятельства для смягчения приговора.

Так, он говорит, что с соседями у него хорошие отношения, но добавляет, что в его окна взрослые, дети и даже бомжи неоднократно кидали снег, яйца и пр. Что "из года в год он подвергался агрессии людей вокруг себя", что "люди - ненормальные", и он был вынужден защищать себя от них. Своих соседей Цесниекс описывал довольно красочно: "Публика из неблагополучных семей, безотцовщина, молодежь, которую никто не воспитывает, полиции не видели, просто Дикий Запад!" А полиции "просто нет дела, ей нужны трупы и кровь". Правда, как-то поговорить с ребятами или их родителями он даже не пытался.

Последний раз Цесниекс продлил разрешение на оружие летом 2002 года, но на просьбу судьи назвать случаи, когда можно его применять, он ответить не смог, сославшись на ослабевшую в последнее время память. Упирал пенсионер еще и на то, что у него очень плохое зрение - всего 40 процентов. На вопрос, как же при таком зрении он смог получить разрешение, он ответить тоже не смог.

Про себя Цесниекс сказал, что он - человек "не агрессивный, но обстановка вокруг заставила вооружиться", ранить или убивать он никого не хотел, и виной всему роковое стечение обстоятельств.

Сказал подсудимый и еще одну интересную фразу:

- После того как я столько времени и сил потратил, чтобы получить пистолет, его надо было использовать. В стране потенциально опасная ситуация.

Ну и наконец:

- Моя вина не такая большая, - заключил Модрис Цесниекс. - Прокурору нужен преступник, которого можно посадить! Что это за подход?

Есть у Цесниекса и претензии к полицейским. На его взгляд, они действовали неадекватно, взломав после его исчезновения в квартире дверь и взяв оружие, документы на него и паспорт.

- Я бы сам все открыл и отдал, - заявил бывший земессарг после того, как сдался. - Не надо было полиции показывать свою низкую культуру.

По свидетельствам очевидцев, мальчики находились на территории детской площадки и Цесниекс не мог быть уверен, что это именно они бросали снег. К тому же мать второго мальчика - Игоря Томашева рассказала, что это не первый случай, когда пенсионер "воюет" с пацанами: до этого он бросал в них петарды, но тогда, к счастью, никто не пострадал.

Модрис же просил суд изменить процессуальный статус Игоря Томашева - вместо потерпевшего сделать свидетелем. На что его мать Елена Томашева ответила только:

- Мы не настаивали на этом статусе. Мой сын после этих событий даже в школу ходить не мог. В 15 лет как с войны пришел:

Промежуточный финиш

Хотя вчера суд уже должен был приступить к судебным прениям, судебная коллегия решила сделать перерыв в ходе заседания, чтобы после задать подсудимому еще несколько вопросов о его психическом состоянии и обстоятельствах происшедшего. Суд над Модрисом Цесниексом продолжится 11 февраля.



 



Все фотографии и материалы получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав они будут убраны после получения соответсвующей просьбы. Информация и изображения представлены как познавательный материал.
Права на ретранслированные материалы принадлежат первоисточникам
©Copyright latkrim.sitecity.ru- All Rights Reserved


посетителей ONLINE